Форма входа

Категории раздела

Статьи воронежских авторов [5]
Тексты о еврейской жизни в Воронеже
Статьи с других сайтов [18]
Тексты о еврейских традициях, об Израиле.

Поиск

Наш опрос

Как вы отмечаете еврейские праздники?
Всего ответов: 319

Праздники

Еврейские праздники

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Сегодня года. По еврейскому календарю года.
Приветствую Вас Гость | RSS
Еврейская жизнь
в Воронеже
Всегда в движении
Главная | Синагога | Сохнут| Еврейское кладбище | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Статьи воронежских авторов

Еврейские глаза
Шёл 1941 год. В ноябре уже выпал снег, город лежал в  сугробах.
Немцы были под Москвой. Воронеж находился на военном положении. Оборонные заводы города эвакуировались на Восток. Авиационный завод, где муж Веры служил инженером,  готовился к эвакуации. Демонтаж станков и оборудования шёл круглые сутки.

Вера с маленькой дочкой в доме на Бестужева, что за старой синагогой, готовила обед.
В плите потрескивали дрова, давая тепло и уютный свет. У калитки дома извозчик остановил лошадь, запряженную в санки.  Алекс быстро вбежал в кухню и сказал:
- Вера, собирайся. Эшелон подали.
Он залил огонь в печке водой, сразу стало холодно и неуютно.
На сборы было полчаса. Девочка прижимала к себе куклу и никак не хотела укладывать ее в чемодан. Так и сели в санки с чемоданами и дочкой, прижимавшей куклу маленькими ручками в варежках.

Санки, запряженные лошадкой, легко покатились вниз, в сторону реки по заснеженной улице. Вера последний раз взглянула на свой дом. Она ещё не знала, что он будет разрушен в 1942 году.
Санки мчались по набережной к мосту, через мост, мимо ВОГРЭСа, по левому берегу к станции Придача, куда был выставлен эшелон. Оборудование завода было погружено, людей разместили в вагонах «теплушках», с печкой и нарами в два яруса. Когда состав тронулся, в это же время, с взлетной полосы авиационного завода поднялись истребители, и двинулись в сторону движения поезда, сопровождая состав. Людей и технику надо было сберечь от налетов немецких бомбардировщиков.
По дороге состав подвергался налетам немецкой авиации. Поезд шёл медленно, часто останавливался и подолгу стоял, пропуская эшелоны с солдатами и техникой, идущие из Сибири на фронт.

Вера с мужем и дочкой были в пути почти месяц. Наконец состав остановился в поле.
- Выходите! Приехали! – объявил кто-то.
Люди стали выбираться из вагонов прямо в глубокий снег. Вера выбралась на насыпь, с чемоданами, дочку она тащила за руку. Алекс не мог помочь ей, потому что отвечал за разгрузку оборудования завода. Члены семей работников завода выбирались из вагонов, попадая в глубокий снег. Надо было двигаться через поле, в сторону бани.

Вере было трудно идти с чемоданами и дочкой, она ждала второго ребенка, который должен был родиться со дня на день. Девочка с трудом вытаскивала маленькие  ножки, обутые в валенки, из глубокого снега, торопилась за матерью. Она замерзла, и начала плакать, как любой маленький ребенок, испытывающий крайние неудобства и усталость. Тащить на себе чемоданы и маленького ребенка у Веры не было сил.
Какой-то мальчик, лет пятнадцати, увидев бедственное положение молодой женщины, взял девочку на руки. Девочка продолжала громко орать, тогда парень расстегнул свою фуфайку и закутал в нее ребенка, прижав к себе. Наконец путники преодолели снежное поле. Оказались в тепле бани, из двери которой валил пар.
Когда Вера сняла с дочки варежки и валенки, то оказалось, что девочка отморозила ручки и ножки. Кто-то предложил растереть маленькие ноги снегом, кто-то согрел воды. Люди согревались кипятком и теплом хорошо натопленного помещения.

Алексу с женой и дочкой предоставили комнату в полуподвале гостиницы на набережной, окна под потолком комнаты выходили на Волгу. Первое время домой с завода он приходить не мог, был очень занят, спал у станков по несколько часов в сутки. Сталин звонил на завод каждый день. Производство штурмовиков ИЛ2 удалось наладить за считанные месяцы.

В ветреный морозный день Вера с дочкой вышла из гостиницы и пошла за хлебом.
Пройдя несколько кварталов, увидела продуктовый магазин. Из дверей магазина тянулась огромная очередь, конец очереди терялся в переулке. Бабы, укутанные в теплые  пуховые платки поверх полушубков и тулупов, обутые в валенки,  переминались с ноги на ногу от пронизывающего холода и ледяного ветра.
На Вере были короткие ботики и маленькое пальтишко с меховым воротником. В таких ботиках было хорошо прогуливаться по Большой Дворянской в Воронеже в солнечные зимние дни. Сейчас же Вера ощутила всю нелепость своего наряда, не подходящего ни для эвакуации,  ни для холодного морозного дня в чужом городе на Волге.
- Беженка, беженка,- услышала Вера перешептывание в очереди, обращенное в ее сторону.
Дыхание перехватывало от морозного воздуха, маленькая дочка тянула за руку, ни сегодня – завтра должен был родиться на свет второй ребенок. Стоять в очереди несколько часов, беременной женщине, легко одетой для суровой зимы, с  маленьким ребенком, недавно обморозившим ноги, было невозможно. Хлеба дома не было совсем.
- Роза! Роза! Где ты ходишь? Я за тобой занимала, - вдруг услышала она незнакомый голос. В самом начале очереди Вера увидела устремлённые на себя еврейские глаза женщины,  позвавшей молодую беременную женщину с ребёнком по имени. Их взгляды встретились. Вера подошла к ней и стала впереди.

После этого случая Вера больше не встречала ту женщину, может быть, и та вспоминала эту мимолетную встречу через много лет.  Так и остался в памяти чужой заснеженный город и женщина с еврейскими глазами, такими же пронзительными, как у неё самой.

Ирина Арапова, Воронеж
Категория: Статьи воронежских авторов | Добавил: Marianna (30.03.2011)
Просмотров: 1320 | Теги: история, Воронеж, евреи, рассказ | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright Sa+Ma © 2017